Тренер олимпийских чемпионок Этери Тутберидзе выжила в теракте и борется с болезнью дочери

Этери Георгиевне Тутберидзе 43 года. Но впервые о ней мир услышал четыре года назад, на Олимпиаде в Сочи. Тогда ее воспитанница, 15-летняя Юлия Липницкая, взяла золотую медаль в командном соревновании, но потом случилось непредвиденное: уже через год она стала девятой на Гран-при в Шанхае и чуть было не закончила карьеру.

Тогда девушка признавалась, что ее «выжала» свалившаяся на нее слава:

— Меня это очень сильно выжало, — вспоминала она в интервью Федерации фигурного катания. — У меня совсем не осталось сил, было реально тяжело. Я не публичный человек. С детства я была очень сильным интровертом. Я проиграла не потому, что мешали какие-то травмы. И не потому, что была физически плохо готова. Я проиграла, потому что устала.

По словам Этери Тутберидзе, Юлю к ней когда-то привела ее мама. Мама же, судя по высказываниям бывшего тренера олимпийской чемпионки, больше всего и хотела победы дочери в столь престижных соревнованиях. Через два года Юля завершит карьеру, а Этери Георгиевна вспомнит в интервью Vogue:

— Когда Юля получила в руки медаль Сочи, первое, что она спросила: «Мам, мам, вот эту медаль ты хотела? Это же олимпийская медаль?» Мама говорит: «Да». И я увидела, как у Юли в глазах будто что-то выключили.

Так их дороги с Липницкой разошлись — фигуристка и тренер перестали работать вместе.

В 2017 году Этери привела к медалям двух других своих учениц: 15-летнюю золотую призерку Олимпиады в Пхенчане Алину Загитову и 19-летнюю Евгению Медведеву, занявшую второе место. Этери сегодня заслуженно лучший тренер по женскому фигурному катанию не только в России, но и в мире.

При этом о самой себе она говорит не спешит: можно найти лишь пару интервью, в которых она рассказывает о своем детстве, спортивном опыте и личной жизни. Этери родилась в Москве в семье инженера и литейщика. Родители хотели отдать ее в языковую школу, но Этери настояла на фигурном катании.

За недолгую спортивную карьеру Этери успела пережить серьезную травму — врачи нашли у нее трещину в позвонке. Несмотря на то, что Этери уже исполняла двойной аксель, тройной сальхов и тройной тулуп, ей пришлось сменить одиночное катание на танцы, поменять семь тренеров (работала и с Чайковской, и с Тарасовой) и занять несколько призовых мест на Кубке СССР.

Вот только система советского спорта рухнула, и за тренировки пришлось платить. Денег в семье не было, и Этери не решилась сказать родителям, что из-за нее им придется еще больше работать.

— Я не могла прийти и сказать, что нужно платить за занятия, — вспоминала Тутберидзе в интервью Федерации фигурного катания. — Папа с мамой и так всю жизнь работали. Папа пахал в две смены, потому что только так можно было прокормить большую семью. Хватался за любую дополнительную работу. Когда у нас появилась машина, то «колымил» ночами. Мне казалось, что папа никогда не спит. Моя первая тренировка начиналась в 6:30. Помню, как, уже одетая, ждала его в коридоре. Папа приходил с работы, брал меня за руку, и мы ехали на каток. Там, на лавочке, он час-полтора дремал. После тренировки отвозил домой. И потом весь день мотался.

В начале 90-х фигуристка переехала в США и 5 лет танцевала на льду в составе ледового шоу Ice Capades. Труппу балета поселили в одном из приютов «Юношеской христианской ассоциации» (YMCA) на этаже для бездомных. Спали на полу, еду привозили американцы. Прямо напротив располагалось федеральное здание имени Альфреда Марра. 19 апреля в 9 утра от него остались только обломки. Это был теракт: 168 погибших, множество раненых, в числе которых была и Этери Тутберидзе.

ЧТОБЫ ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ, ПЕРЕЙДИТЕ НА СЛЕДУЮЩУЮ СТРАНИЦУ:

СТРАНИЦА: 1 2