Мать Николая Еременко: Сползла по стене и упала, узнав, что сыну осталось жить три часа

В этом году народному артисту Николаю Еременко-младшему исполнилось бы 69 лет. Мы помним этого замечательного актера по кинолентам «Пираты ХХ века», «Красное и черное», «Сын за отца», «В поисках капитана Гранта»… Фильмы с его участием давно стали классикой отечественного кинематографа.

Его сердце остановилось 17 лет назад, 27 мая 2001 года, Николая Еременко не стало меньше чем через год после смерти его отца. Спустя годы мама актера, народная артистка Белоруссии Галина Орлова, дала интервью, в котором рассказала, кого винит в смерти сына. Женщина впервые рассказала о своем одиночестве и о том, что уже много лет не общается с родными внучками…

– Когда Коля был подростком, то мы и не думали, что он станет артистом. Он увлекался приключенческой литературой, любил гулять с мальчишками во дворе, – предается воспоминаниям, перебирая семейный фотоархив, 89-летняя Галина Александровна. – А после окончания школы сказал, что хочет быть актером.

Мы с мужем решили его отдать во ВГИК, в то время курс набирал сам Сергей Герасимов. Николай Николаевич (супруг Орловой, народный артист СССР Николай Еременко известен многим по ролям в картинах «Вечный зов», «Люди и звери». – Авт.) позвонил и попросил посмотреть Колю.

Его поступление – чистый блат. Но ведь не папа за него играл! Муж сразу сказал Сергею Аполлинариевичу: «Если Коля не понравится, отчисляй смело!» На что режиссер ответил: «Я сделаю из него актера». Таланты сына проявились не сразу, он был довольно зажатый, это потом под воздействием талантливого педагога стал раскрываться.

Герасимов пригласил сына в свой фильм «У озера» вместе с другими его одногруппниками. Эта работа стала первой ролью в кино, и, конечно, фильм имел большой успех. После окончания ВГИКа он много лет готовился к съемкам у Герасимова в «Красном и черном» – экранизации романа Стендаля. И Коля потом очень переживал, что все обсуждали только его роль в «Пиратах ХХ века», именно после этой картины его признали лучшим актером 1981 года по итогам опроса журнала «Советский экран».

Ну оно и понятно, ведь «Пираты» – вестерн, приключения, а над картиной Герасимова надо думать.

– Как он смог перестроиться в 90-х со Стендаля на съемки в «Бригаде»?

– Это время – кошмарное явление, кино рухнуло в яму, и непонятно было, выберется оно когда-нибудь или нет. Это сейчас наконец-то начали делать что-то достойное типа «Легенды №17», а в 90-х снимали одних бандитов. В то время спились и умерли многие талантливые артисты. И Коля спился! Именно это его и погубило, превратившись в болезнь.

– Вы пытались лечить сына?

– А разве я или Николай Николаевич знали об этом?! Мы в Минске, а он в Москве. И жена Коли Вера нам тоже ничего не говорила, да все молчали. Вот об этом написал в книге о Коле «Черное и белое» режиссер Дмитрий Астрахан, который снял сына в последнем фильме «Подари мне лунный свет». Он пригласил Колю на пробы, тот делал все точно и профессионально, но по тому, как он чуть громче смеялся, говорил, режиссер догадался, что он пьян. На следующий день Коля вообще не вышел на съемки, и тогда Астрахан понял, что это болезнь, а не отсутствие дисциплины. Тогда он ему и предложил без проб сыграть главную роль в своем фильме «Подари мне лунный свет».

Алкоголь сильно изменил его. Посмотрите, какой он был (листает фото в книге), а вот один из последних снимков, даже не знаю, кто его сделал (стоит в домашних тапочках, просторных штанах, клетчатой рубашке и держит в руках две бутылки пива. – Авт.).

– Может, он был несчастлив из-за перипетий в личной жизни?

– Конечно, узлов он накрутил очень много. После окончания ВГИКа женился на Вере, она по образованию историк, но много лет работает в Москве, в Доме кино. У них в 1975 году родилась дочь Ольга. И первое время все было хорошо. Они все вместе приезжали к нам в гости в Минск. В одном из интервью Коля сказал: «У родителей я отдыхаю душой, нигде не чувствую себя так комфортно, каждой клеточкой пью уют и покой, это счастье!» Я ему позже призналась: «Спасибо за такие слова, сыночек, большего мне и надо».

Ни я, ни Николай Николаевич, насколько я знаю, ни Вера – никто не знал, что у Коли есть вторая семья, что у него родилась дочь Татьяна, названная, видимо, в честь мамы, Татьяны Масленниковой. Не знаю, почему Коля нам их не показывал, видимо, боялся, что я и папа не поймем такого, осудим. Он лишь однажды проговорился, когда я ему сказала, что надо бы нам внука, внучка-то уже есть, а он ответил: «Да вот что-то одни девки получаются». Я еще тогда задумалась, мол, какие девки, у него же одна дочь, но переспрашивать не стала.

ЧТОБЫ ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ, ПЕРЕЙДИТЕ НА СЛЕДУЮЩУЮ СТРАНИЦУ:

СТРАНИЦА: 1 2