Променял хозяйку-жену на лентяйку-любовницу и вскоре увидел разницу!

Научился мыть посуду… ждать смысла нет. Полная раковина, ничего чистого, ни бокала, ни вилки. К тарелкам все присохло… замочил.

Приходится придя с работы голодным, закатать рукава и сначала все помыть, прежде чем поесть. Да и что поесть, это вопрос. В холодильнике шаром покати.

Включил чайник вскипятиться, чтобы заварить чейс. Раньше я и слова то такого не знал. Раньше… Маринкин рассольник, запах на весь дом. Слоеные пироги с различными начинками… маринованные ребрышки особого приготовления. Ууу, пальчики оближешь. Придешь с работы, а на столе уже все накрыто… и дома порядок, все сверкает. Почему раньше это не замечал?

Думал, что кроме готовки и уборки Маринке ничего не нужно… то окна, то посуда, то пол, то стирка… казалось замкнутый круг. Познакомился с Ленкой, той, одной единственной и неповторимой. Ходившей в мини юбке, на каблуках, посещающей салоны красоты, ухаживающей за собой.

Маринка салоны не любила, жалела времени и денег, журналы не листала, волосы не красила. Но всегда была красивой и стройной. Дома в халате и тапочках, а на улицу в любимых джинсах и кроссовках.

— Я люблю другую женщину… — сказал я тогда Маринке, взбивающей крем для торта, — И ухожу к ней! Я не хочу тебе лгать… Маринка не повернулась… И я не увидел слез, покатившихся по ее лицу… Я хотел, чтобы со мной рядом была женщина, а не комбайн по хозяйству.

Вот и влюбился в Ленку. Зато теперь сам мою посуду, стираю и глажу рубашки… еще бы есть научиться варить, а то снятся Маринкины пирожки… Ленка сидит сейчас в кресле, ногти рассматривает с новым маникюром, мне хвастается, да журнал полистывает… А на диване пол ее гардероба валятся, выбирала в чем на маникюр пойти. А на журнальном столике чашки грязные из-под кофе стоят…

Вот и крутятся мысли в голове, что променял хозяйку жену на лентяйку любовницу. Хоть бы коньки не отбросить…

Что-то затошнило меня от всего этого… голодный… Пойду-ка макароны сварю…