Только что вернулась из супермаркета. Итог: 4 уголовных статьи на директоре и его заме


Посещая супермаркеты, всегда слышишь от охраны, что в магазин с хозяйственной сумкой, портфелем, рюкзаком заходить нельзя, необходимо сдать их в камеру хранения. Ссылаются при этом на внутренние инструкции и приказы. Мы вообще-то послушно выполняем такие распоряжения, хотя чаще всего они и противоречат действующему законодательству.

Если человеку удалось без скандала пройти с сумкой в торговый зал, обольщаться отсутствием проблем рановато – они могут возникнуть на выходе. С подобной ситуацией и пришлось столкнуться героине следующей истории.

«Только что вернулась из „Пятёрочки“ после увлекательного спектакля в магазине.


Итак, 2 года назад рядом с домом открылась „Пятёрочка“, куда я ходила почти каждый день. Я всегда и везде хожу с рюкзаком, проблем не возникало. Вот и сегодня я зашла, провела в магазине две минуты, расплатилась и пошла, как вдруг меня тормозит замдиректора магазина:

— Покажите рюкзак.
— Нет.
— Вы обязаны. Я имею право досмотреть».

Тут сработал триггер для юриста.

— Нет, Вы имеете право попросить, а я имею право отказать.
— Тогда давайте с полицией, ГБР.

Не вопрос — звоню 102, вызываю наряд, ибо происходит преступление, предусмотренное ст.127 УК РФ — незаконное лишение свободы (из магазина-то не выпускают).

Одновременно с этим прибегает директор, кричит, что я обязана ей показывать рюкзак или сдавать его в камеру хранения.

Приезжает ГБР — один мужчина, довольно приятный. Сразу спойлер — действовал исключительно в рамках правового поля, шутил, сам смеялся над ситуацией и говорил, что директор идиотизмом занимается.

Сидим с ним, ждём полицию. Он меня учит определять воров, показывая то на одного покупателя, то на другого, я ему рассказываю свои случаи из юридической практики.

Приезжает полиция.

Сразу им объясняю, что про процедуры знаю, будем следовать букве закона, а также изъявляю желание писать заявление по ст.127 УК РФ.

Объясняю процедуру: личный досмотр проводится при достаточном основании полагать, что совершено преступление. Т.е. нужна либо запись с камер либо заявление о том, что совершено хищение. Камер нет. Остаётся только писать на меня заявление. Директор ничего писать не хочет, слушать тоже, хочет личный обыск. Мы втроём (я и 2 сотрудника) ей объясняем, что они не могут просто так проводить личный обыск. Она кричит, что полиция её провоцирует (!) написать заявление, никчёмно работают и не нужны, из-за таких знающих свои права, как я, в государстве такой ужас, но заявление будет писать её зам. И убегает.

Возвращается зам, которая явно уже зашугана таким руководством. Разводит демагогию о том, что у них какой-то парень неделю назад что-то украл и убежал, бабушки воруют и прочее. Заявление тоже писать отказывается. Директор кричит, что будет писать жалобу на полицию. Полиция не привыкла, что на неё кричат базарные дамы, поэтому говорит мне, что сейчас принесёт бланк заявления, а затем помогали мне его составить.

Концерт длится уже час, заявления на меня нет, следовательно и оснований для обыска. Полиция ставит ультиматум, что либо пишут заявление либо все расходимся. Директор говорит, что может написать заявление, что она хочет, чтобы обыскали мой рюкзак. Да, не в связи с преступлением, а просто по её желанию. Полиция объясняет, что не может так. Вступаются и поддерживают сотрудников проходящие покупатели. Директор с матами в адрес сотрудников пишет заявление.

Кто когда-нибудь писал заявление, тот видел, что там есть строка: “Подтверждаю, что предупрежден(а) об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний (ст.306, 307 УК РФ)”. Директор ставит там свою закорючку, после чего я открываю рюкзак, а там… ничего. Директор начинает приносить извинения от лица компании, но что написано пером не вырубишь и топором.

Итог: директор и его зам теперь будут привлечены по ст.127 (незаконное лишение свободы), 128.1 (клевета), 306 (заведомо ложный донос), 319 УК РФ (оскорбление представителя власти). Попутно оставлена жалоба на горячей линии “Пятёрочки”.

Вот так банальное и бессмысленное женское желание может обернуться судимостью.